Skip to main content

Новый Год или как мы месили снег с грязью

  • Кто ходил: я (Женя Образцов), Аня Балиоз, Арсений Кононов; Оля Говор и Ко.
  • Куда ходил: Крым, с.Перевальное — т.с.Партизанская Поляна — Тирке-яйла — ущ.Хапхал — с.Генеральское.
  • Когда ходил: Встреча Нового Года, 30.12.04 — 3.01.05 (пятница — понедельник).
  • Фотографии из похода.

Новый Год или как мы грязь со снегом месили

1. Между домом и Крымом

Удивительно, но я ничего не забыл. Вещи и рюкзак валялись в комнате всю неделю. В очередной раз пробегая по квартире, я хватал то, что попадалось на глаза из списка, и кидал в общую кучу на кровати. Когда рюкзак был собран, я посмотрел на него подозрительно, что-то было не так, слишком много свободного места осталось, потом взвесил его на руках и понял — всё в порядке. Перед выходом оставил записку о том, когда примерно вернусь, и с большим запасом времени приехал к Арсению за обещанными лыжными штанами. У него полным ходом шла работа, о том, что он куда-то собирается напоминал лишь, пустой рюкзак, короче, ехали на такси.

К Крымскому поезду на вокзале спешило много знакомых людей, большинство из них можно увидеть здесь и перед майскими праздниками. Встретил Олега с семьёй и Дуку с командой. Протиснувшись через вагон, успокоил своим появлением Аню, которая уже готовилась отправляться в Крым одна. Купить еду по дороге, как рассчитывал, не успел, поэтому у нас слегка полегчала деликатесная раскладка.

Аня напоила меня имбирным чаем, но я не проникся его вкусом и пошёл к Олиной компании, в надежде, что у них будет, чем запить имбирь. В нашем вагоне топили, как в сауне. Сначала я был приятно удивлён, потом подумал, что жарковато, потом — что лучше б было холодно, потом мы приехали. На улице было сыро и холодно.

2. Последний день старого года

Утро в Симферополе встретило темнотой, туманом и влажной прохладой. Мы лениво собрались у остановки маршрутки на Перевальное, дождались Сеню и залезли в небольшой, хорошо знакомый автобус — я на нём ездил, несколько месяцев назад на старт экстрим-марафона.

Автобус довёз нас до Перевального. Как обычно, пол дороги спали. Первое, что мы сделали по приезде — надели бахилы и докупили литр водки, т.к. нас было угрожающе много, а выпивки угрожающе мало. Пройдя по дачным лабиринтам, вышли в лес и двинули в нужную сторону — вверх. Под ногами было море грязи, а погода обещала океан.

Подъём на Тырке-Яйла в тумане

По пути возникли разногласия с Олей, по поводу дальнейшего направления движения. Мы, как меньшинство, отдали инициативу и согласились с её точкой зрения, ведь всё равно новый год вместе встречать. И пошли дальше… вниз, на юго-запад. В конце концов, общими усилиями, мы оказались на Буковом кордоне, откуда дорога буквально вытекала в сторону Партизанской поляны. На том и сошлись: не нужен нам сегодня Су-Ат, а нужна большая поляна. На Партизанку дошли, ещё засветло, хотя стоило некоторых усилий оторвать уставших людей от первой попавшейся на пути стоянки, кинули вещи, и начали заниматься бытом. Сидя за компьютером, в тепле и уюте, кажется трудным, почти невозможным, развести костёр в мокром лесу из насквозь сырых дров. На практике всё оказалось довольно просто и быстро. Пока разжигали костёр, была поставлена палатка. С огромным удовольствием я снял мокрые и грязные вещи, надел тёплые сухие и чистые. Волчий аппетит был удовлетворён почти мгновенно приготовленным ужином. Несмотря на пылающий костёр, чтобы меньше копаться со стойками, готовили на горелке. Олина компания поужинала через полтора часа. После ужина начались приготовления новогоднего стола.

Приготовление к Новому Году

Мы взяли с собой несколько традиционных салатов, маринованную рыбу, сыр, шампанское и портвейн. Ребята подготовились более основательно: фрукты, торт. Но городские изыски мне не понравились на морозе, от холодных салатов и шампанского сводило зубы.

Сам по себе Новый Год ничем выдающимся не запомнился. Поток новых впечатлений от окружающей природы быстро заслонил все эмоции от праздника, и теперь, меня не покидает ощущение, что Новый Год не наступил.

3. Матрасники

Утром мы долго просыпались, по очереди вылезая из палатки. Когда все были на ногах, позавтракали и пошли втроём прогуляться вниз по течению Бурульчи. Река извивалась в ущелье, часто тропинка упиралась в скалу и мы переправлялись на другой берег. Во время одной из переправ, Аня, собиралась передать мне термос с чаем, перекинув через реку. Я попросил размахнуться посильнее, что удалось ей на славу: термос прилетел точно мне промеж глаз, аж искры посыпались. К счастью, не смертельно.

Большая Бурульча

Конечной целью прогулки было нахождение водопада, который, по словам Сени, должен был быть где-то здесь… а может выше по течению… а может на Малой Бурульче… Короче, нужно было проветриться, косточки размять, но сильно не напрягаться. Налегке мы прошли вдоль реки несколько километров. Водопада не было, время подходило к вечеру, решили возвращаться. Вдоль реки идти было трудно и уже не так интересно, поэтому мы начали подниматься вверх ущелья. В середине подъёма, заметили стадо диких кабанов. Здоровые коричневые туши, с чёрными гривами на спинах. Сфотографировать себя они не дали, и при попытке приблизится (к нашему счастью :) ), скрылись куда-то в сторону яйла Орта-Сыр. Поднявшись на яйлу, мы обнаружили несколько памятников партизанам и много тропинок, которые протаптывали явно не люди. Когда шли в сторону лагеря, смуту в ориентирование внесло ущелье ручья, текущего вокруг горы Юки-Тепе. С берега Бурульчи его видно не было, а сам ручей не был похож на речку-Партизанку. Радости это не доставило, поскольку через пол часа могло стемнеть, а фонариков мы с собой не взяли. Заблудиться около Су-Ата сложно, но всё-таки мы испытали несколько неприятных моментов. В итоге, в густом тумане мы вышли на Юки-Тепе (1025 м.) с востока, посидели у памятников, выпили горячего зелёного чаю и спустились к лагерю.

В лагере оказалась только Катя. После того, как мы ушли, остальная часть народа под Олиным руководством пошла на Стол-гору. Им тоже не очень повезло: на Тырке яйла был туман и Стол-гору они не нашли, хотя, вроде бы туда дорога ведёт.

Когда стемнело, пошёл снег. Крупные белые хлопья валились с неба, вокруг стояла такая тишина, что, казалось, мы слышали их полёт и падение. Скоро пёстрый пейзаж утонул в ослепительно белом цвете. Ближе к ночи, снегопад прекратился, мы решили скатать снежную бабу, что сделали с размахом. Часом позже, с чувством выполненного долга, легли спать.

4. Хапхал!

Утром душа рвалась идти. Собрались, приготовили завтрак — запечённая в фольге на углях картошка с салом. Получилось неожиданно вкусно. Мы с удовольствием расправились с едой, обжигая пальцы. Часом позже, все выдвинулись в сторону Су-Ата. Дальнейшие планы у меня и Оли были разные. Они собирались идти к Су-Ату, там постоять, зайти на гору Кара-Тау, после чего вернуться через Долгоруковкскую яйлу к Перевальному. Я же хотел подняться на Тырке, спуститься в ущелье Хапхал, посмотреть на реку Ула-Узень и водопад Джур-Джур, а если хватит времени — и на Джурлу.

Партизанская поляна

Как стало понятно позже, времени не хватило. Теоретически, пройти через Джурлу на перевал за день было возможно, но отсутствовал запас прочности. При любых проблемах мы могли не успеть уехать вечером третьего числа. А проблемы были гарантированы: большой перепад высот, туман, приличное расстояние… Но всё это было впереди, а мы поднимались вдоль речки Партизанки. У поворота на Тырке, попрощались с Олей и Ко, после чего пошли наверх. Погода была солнечная, это нас радовало, но минут за 15 до выхода на яйлу, резко испортилась, облака закрыли небо и горизонт, видимость упала до ста метров, подул холодный ветер. Ничего не надеясь увидеть на яйле, мы пошли по дороге, огибая с северо-запада ущелье Хапхал. Ориентироваться на лысой и заснеженной яйле в тумане, при изобилии дорог, не обозначенных на карте — удовольствие небольшое. В конце концов, мы вышли к кромке яйлы, где должен был быть спуск в ущелье. Это была подветренная сторона, и сюда нанесло много снега. Вокруг было белое поле глубиной по колено, край яйлы был обрывистым и уходил в никуда. Тропинку, по которой мы начали спускаться, постепенно потеряли под снегом. Идя вдоль кромки яйлы, я заметил один единственный камень, с которого ветер сдул снег, и на камне был маркер! Это нас развеселило, мы пошли вниз, нашли следы спуска нескольких групп.

Тропа

Те, видимо, особо не заботились о том, как идти — по тропе или без, и ломились напрямую по склону. Решив, что, либо эти следы выведут нас к Ула-Узени, либо мы найдём трупы людей их протоптавших, пошли по снегу вниз… потом поскользили, потом быстро поехали! Склон был таким крутым и скользким, что пол пути я проделал, спускаясь, как со скалы, спиной вперёд. Когда снег закончился, началась грязь. И тут уже не было смысла переставлять ноги, всё равно едешь. Я становился спиной вперёд, и ехал в таком положении метров десять, когда становилось страшно, тормозил, потом опять разгонялся. Постепенно спуск начал выполаживаться, и по одному из притоков мы вышли к 30-метровому каскаду водопадов на Ула-Узени. Развлёкшись переправой по бревну, через пол часа мы остановились на одной из многочисленных стоянок у реки. Пару минут спустя налетел молочный туман, а ещё минут через десять стемнело. Видимость была такая, что собрать дрова даже с фонариком было проблемой. Палатка стояла метрах в семи от костра, и за вечер я несколько раз промахивался мимо неё.

Пока готовили ужин, в палатку забежала мышь. Пытаясь выгнать, я прогнал её, размахивая батоном, несколько кругов по стенке палатки. Каждый раз, когда бил возле неё хлебом, она смешно подпрыгивала, зависала в воздухе, и в итоге, выскочила-таки на свободу.

Ботинки за день промокли насквозь у всех, и весь вечер мы по очереди их поджаривали. К десяти дрова закончились, спать хотелось смертельно, поэтому у костра мы не засиделись.

5. «Утро карнавала»

Выйти решили пораньше, чтобы осуществить ещё не оставленные наполеоновские планы посещения двух водопадов. Тропинка шла вдоль реки, пока не упёрлась в скальную стенку. Выхода было два: переправляться на другой берег или подниматься вверх, чтобы обойти скалу. Переправа пахла купанием, поэтому мы выбрали второй вариант. Следует сказать, что не зря. Вверху открывался потрясающий вид на всё, что нас окружало последние несколько дней! Зрелище было настолько впечатляющее, что надолго задержало нас. Открывавшийся вид поражал, он вмещал в себя всё увиденное в зимнем Крыму. Далеко позади, вверху над яйлой, лежали тяжёлые серые облака, ниже на склонах — снег, который постепенно исчезал, уступая место пёстрому ковру опавших листьев и ветвей деревьев на крутых склонах, спускающихся к петляющей по дну ущелья реке.

Хапхал

С приближением к цивилизации тропа постепенно становилась шире, пока не превратилась в дорогу. За разговором и шумом реки, мы прошагали мимо водопада, пришлось возвращаться. Джур-Джур зимой мало похож на летний. Непривычно безлюдно и тихо, то есть, слышно только водопад, и водопад… широкое полотно несущейся вниз пены, разбивающейся в пыль о камни, и клубами взмывающей вверх… ничего подобного летом не увидишь. Кажется, он вырос метров на пять. Холодный свет и влажность делают цвета ослепительно контрастными, а сочетание белой пены, зимнего серого неба и опавших листьев врезается в глаза ослепительной вспышкой.

Водопад Джур-Джур

Мы долго сидели возле водопада, пили чай из термосов, и решали, что делать дальше. Собственно, ясно было, что нужно уезжать, но душа противилась этому, и в голове крутились безумные варианты продолжения праздника. В итоге, конечно, рассудок победил, но уходить отсюда не хотелось. Рядом был водопад Джурла, на который я уже третий сезон «точу зубы», хотелось побывать на седле Демерджи, и спуститься на перевал. Но мы понимали, что перепад высоты в 1000 метров на пять-семь километров дороги, туман на Демерджи, и пол пути в темноте — чревато неприятностями, и времени на всё может не хватить. Впрочем, билеты на обратный поезд куплены не были, и мы могли себе позволить немного «лишнего времени»… если бы закат был в девять…

Получасом позже мы бодро шагали по окраине Генеральского в направлении моря. Эти 8 километров до берега никак не вязались в мозгу, субъективное восприятие говорило, что это всё, конец пути, а длинным он быть не может, и полтора часа прошло незаметно.

Мы без остановки прошли через прибрежное шоссе на зимний пляж. Там сели на камни, помедитировали немного и осознали, что новогодняя сказка закончилась. Прошло пол часа, мы насмотрелись на солёную воду, в голове появилась мысль, что не плохо бы узнать, как отсюда уехать.

Люди у кафе сказали, что каждый час в Симферополь едет маршрутка, чуть реже — прямо через Генеральское, но меня, такого грязного, в машину не пустят: «Кстати — вот она едет!»

Не обращая внимание на напутствие, я остановил машину, и бросился звать Аню и Сеню, загоравших на пляже. Вид у меня был и в самом деле не очень презентабельный — штаны покрыты кричащим слоем грязи, вернее, в некоторых местах грязи не было — в карманах. Но ехать надо, в чуть более чистый комбинезон переодеваться не было желания.

Финиш

До Симферополя через Алушту доехали быстро, были там примерно в пять вечера. На вокзале выяснилось, что билетов на наш поезд нет. Выстояв очередь, мы купили билеты на дополнительный, идущий часом позже, но прибывающий в Днепр раньше. Перспектива ждать до половины одиннадцатого на вокзале привела Арсения в панику, и от него посыпались предложения: первое — поехать в Алушту на экскурсию, потом ещё и ещё… Остановились на том, что хорошо бы сходить в кино и посмотреть город, а то все были двадцать раз в Симферополе, но путь проходил с перрона через тротуар в автобус. Пошли по улице К.Маркса и через сто метров нашли большой туристический магазин, в котором потусовались некоторое время, спросили, где в городе кинотеатр. Продавцы объяснили, но сказали, что это модное место и нас, таких грязных, туда не пустят. Мы же решили, что раз пустили в маршрутку, то прорвёмся и в кинотеатр.

Кинотеатров в городе было два. Один — модное место, второй — попроще. Мы нашли второй, купили билеты, и поспешили прошмыгнуть в зал, чтоб никому глаза не мозолить своим панковским видом, но не тут то было! Вход в кинозал был… через огромный, ослепительно освещённый книжный магазин, а в зал за пятнадцать минут до сеанса не пускали. В итоге, чтобы убить время, пришлось дефилировать вдоль полок с книгами под пристальными взглядами продавцов. Интересно, какие эмоции мы вызывали у персонала. Ситуация была примерно такова: вы вылезли из грязной и мокрой пещеры с тремя шкурниками, и прямо в грязном комбезе гуляете по «Гранд Плазе». Хорошо, хоть зверские ботинки оставил в рюкзаке в камере хранения.

Но вот впустили в зал (впустили!). Такого зала я лет десять не видел — дощатый пол, рваный экран, сколоченные деревянные скамейки с номерами вразнобой… мы соответствовали. Фильм (Александр Македонский) был, мягко говоря, дурацким. Это понимали все три десятка зрителей и откровенно ржали по ходу почти трёхчасовой драматической эпопеи.

По пути на вокзал было куплено мясо и заварная картошка. За десять минут до отправления поезда мы ввалились в вагон. Кипяток у проводников был, и ужин приготовили ещё до того, как поезд тронулся. Проводник прошёл по вагону, монотонно бормоча, что тем, кто постель не взял, кипяток не положен, на что мы честно ответили, что уже набрали, сколько было нужно.

Ночь прошла быстро, спали мы крепко. С вокзала транзитом через дом, я приехал в институт, но в этот день работа не клеилась. Перед глазами всё ещё были заснеженные склоны, туман и прозрачный зимний лес…

…а Новый Год нужно повторить дома, потому что нет ощущения что он наступил: чтобы литрами вино, чтобы наутро голова гудела, чтобы соседи приходили жаловаться на шум, чтобы проснуться неизвестно где… чтоб всё было, как положено :)

Ещё фотографии.

Евгений Образцов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.