Skip to main content

Успеть до урагана

Если очень хочется, то можно.

Очень хотелось в горы, до невозможности хотелось. Договорился с одним из напарников моего уровня, можно было выбрать маршрут-вызов для обоих. Однако прогноз погоды был убийственным: четверть метра снега за день и ветер с порывами 100 км/ч. Было понятно, что на склонах часов через пять после начала осадков будет, мягко говоря, опасно: свежий снег поверх фирна или льда.

Оставалась лазейка: с утра в субботу условия должны быть нормальные, даже хорошие. Неприятности могли начаться после полудня. На том и порешили: едем.

Вид с первой станции после полутора верёвок одновременного лазания, маршрут Патшиконта

 

Таких мотивированных больше не было, логистика не удалась, ехали ночным автобусом. У меня была надежда, что с утра канатная дорога на Каспровый Верх будет работать. В таком случае был шанс успеть пролезть интересный маршрут на северо-западной стене Свиницы. Не случилось, ветер был слишком сильный. Подходили пешком, впрочем, довольно шустро: в кошках и с тяжёлыми рюкзаками дошли до приюта за полтора часа.

Под восточной стеной Костельца были около девяти утра. Мрачно, но приемлемо. Мы в задумчивости стояли на берегу Чёрного Става.

Слева — склон Жёлтой Турни, прямо — Чёрное озеро, за ним — Гранаты, справа — восточный склон Костельца

Меня и Бориса мучили одинаковые сомнения. Можно было полезть красивый, длинный, желанный, но гарантировано опасный в надвигающемся катаклизме маршрут на Костелец, либо ограничиться надёжным, но не спортивным и не столь интересным маршрутом на близлежащий «пупырь» — Чуба над Карбем (Карб — название перевала).

Холодный расчёт возобладал. Выбрали Чубу на пять неполных верёвок. С Чубы был гарантированно безопасный спуск через вершину в любых снежных условиях. С другой стороны, если прихватит на восточной стене Костельца, придётся убегать, оставляя снаряжение, — стена большая, с лавиносборниками. Через три часа мы себя благодарили за правильный выбор.

Борис лезет троечный микст

Трава неожиданно оказалась залита приятно-неприятным 15-сантиметровым слоем рыхлого льда. Приятным, потому что по пологому льду лезть легко и удобно. Неприятным, потому что страховаться было особо негде.

Я пролез свои верёвки, дальше — Борис. Вылазим на небольшой скальный клык, глядим вперёд, а там как-то совсем грустно. Выглядит шестёрочно и с плохой страховкой, совсем труба. Мозг пробудился и напомнил, что это троечный маршрут и на нём такого быть не может ни при каких раскладах.

Борис глядит на продолжение маршрута и оно ему очень не нравится

Борис лазит неплохо, но у него проблемы со зрением, а очки обмёрзли. Поэтому он лез, а я комментировал: «Здесь должно быть не больше тройки!», «Посмотри вон тот камин!», «Травяная рампа слева, не лезть на эту четвёрку!», «Стоп! У правого уха щель под красный кам!», «Сделай два шага назад, там трещина под жёлтый кам!» :D Комментировать однозначно проще, чем лезть :D В конце-концов он нашёл правильный троечный путь и вылез. Верёвка была классная.

Конец маршрута

Ветер тем временем уже не дул, а хлопал по спине, как с размаху доской, иногда меняя направление :). Последнюю верёвку лез снова я, чтоб не тратить время на перекладывание верёвок. Это был вылаз на хребет по пологой депрессии, засыпанной снегом. Свежий снег лежал нехорошо, я был в пятнадцати метрах над станцией, очень не хотелось уехать вниз :) Я воспользовался секретным татранским оружием — травяным «шлямбуром». О нём потом отдельно напишу. Выше забил в траву морковки. Потом вылез из депрессии на залитую льдом траву, и по ней уже можно было безопасно бежать наверх.

Борис

Наверху сдувало, но на душе было тепло :)

Заглянули в спусковой кулуар, нам там не понравилось, пошли спускаться на другую, пологую, сторону горы. Где-то под ногами должна была быть тропа, но мы всё время попадали между камнями крупной сыпухи. Шаг — нормально, второй — по пояс в снегу между камнями. Поднять голову невозможно — пескоструит льдом. Идти против ветра, проваливаясь между камнями, было невыносимо, поэтому решили азимутнуть вдоль гребня Костельца в сторону приюта. С одной стороны, часть пути прошли по насту и ветер был сбоку, с другой — находились по засыпанным ёлкам всласть.

Азимутнём?

Ночевали в приюте. Запомнился концертный храп трёх соседей — прямо «Кармина Бурана».

В шесть зазвенел будильник. Я выглянул в окно, всё понял, и выключил будильник. Выспались. Для очистки совести взяли снарягу и пошли под стену. Можно было пролезть короткий маршрут либо полазить в Лаборатории одноверёвочные маршруты и короткий простой лёд.

На следующий день, там же

Словаки объявляют оценку лавиноопасности около девяти утра, поляки — около шести вечера. В Словакии сегодня утром объявили «3». Это когда на склоне даже смелым и непонятливым становится беспокойно. Перед выездом было понятно, что так будет, но я надеялся, что в Лаборатории будет чем заняться.

Подход под маршрут и состояние стены были опасными. Мы обратили свой взор на Лабораторию. В кулуаре Лаборатории на другой стороне озера снег кружился, как в гигантской стиральной машине. Оттуда ретировалась группа новичков с инструктором. Стало тоскливо.

Моя кислая мина от созерцания стены

В ход пошёл «План Цэ». Мы вернулись к приюту, нашли удобный склон и устроили тренировку с лавинными маяками. У меня был двухантенный, у товарища — трёх. Разница большая, двухантенный покупать не стоит, даже если подвернётся дёшево. Находить его более совершенным прибором легко, искать им — медленно.

План Цэ

Вдоволь набегавшись по глубокому снегу, мы отправились домой.

Домой

Свою порцию удовольствия мы получили. В ближайшее время будет потепление, а потом похолодает. Надеюсь, выше 2 тыс. м будет лёд и можно будет стартовать на сложный маршрут. Уже договорился :) Главное — не забыть заточить кошки и клювы инструментов.

Евгений Образцов

P.S. Валя подсказывает, что лезли мы по Чубакабре! Я и не обратил внимания, страшно не было :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.